lleto
дерзкий пыж
Этот Дом был хорош деталями, моментами, людьми.
Мы приехали в голые, молчаливые стены, в разоренную комнату, в свой Дом, но с "ремонтом", который все сломал. Но сами то мы остались. Табаки шумел пуще прежнего, вслух выдумывая гневные стихи и требуя коллективной помощи к подбору рифмы. Слепой со своим обычным видом отрешенно трогал стену, с которой исчезли рисунки Леопарда. Горбач выпустил Нанетту, которая тут же вернула немного былого антуража в комнату, обгадив палатку, которую минутой раньше водрузили на законное место посреди комнаты. Мак скрылся из виду под шум закипающего чайника, чтобы вернуться уже с горячим чаем в руках. И остальные, выгрузили свои вещи, говорили, молчали, все как всегда, все самое ценное при нас. Только вот не только стены опустели. Молчал сам Дом.
Эта история была очень непростой, но мы смогли вновь его пробудить. И наверняка эту историю расскажет кто-то еще, мне же хотелось оставить в памяти моменты.

Отражение в зеркале бледное, но все равно выделяется на фоне режущей глаза белизны, той, которой теперь будто бы покрыт Дом с обратной стороны. Лорд случайно бросает взгляд в зеркало, его раньше не было на этом месте, и он вновь злится на этих чертовых "благодетелей" с их ремонтом. Отражение кажется уродливым, как и всегда, только теперь оно еще и говорит. «Тебе здесь не место. Дом сотрет тебя...»

Табаки квохчет над вещами, которые сохранились, всем, что он таскал с собой в Ейск, сетуя, что не забрал еще больше. Его ворчание уже становится почти ровным шумом, а потом он вдруг затихает и на его глаза видны слезы.
А после, когда все вещи наконец удается вернуть, все начинают снова завешивать комнату, превращая ее в привычную свалку. Каждый снова привносит в эту комнату часть себя.

Горбач и Лэри подмечают на первом этаже новый симпатичный диван. Небольшой, для него как раз найдется место в Четвертой, а еще его удобно и легко тащить по лестницам и через Перекресток. Лорд поднимается за ними следом и даже едва заметно улыбается.

Четвертая почти полным составом торчит под дверями Могильника, когда кого-то из состайников туда загребают. Когда туда попадает Табаки и вовсе притаскивают палатку и пледы, холод все больше пробирается в Дом и кто знает, сколько придется там ждать. Шакал обещал поднять шум, если что, поэтому они прислушиваются к дверям. Попутно дописывая на табличке медчасти то, что там на самом деле должно быть написано, и бурно одобряя помет Нанетты на ручке этой самой двери.

Лорд затягивается сигаретой, он достал жуткую редкость, мятные и со вкусом вишни. Четверка поочередно пробует эти сигареты, наперебой обсуждает и смеется, Лорд получает два новых шуточных имени, за что хочет вмазать Слепому в челюсть, но конечно не станет. Не по такому поводу.

Ночь, когда все могут говорить. Лорд не любит говорить то, что у него на душе. И он поет, в песне ведь всегда легче все передать. Сначала о том, что творится. А потом, когда рядом подсаживается Рыжая, об Одинокой птице. Она ловит его взгляд, вот только это раздражает. Лорд отводит взгляд.

А потом он получает ворох вопросов, на которые пока не может подобрать ответы.
- А разве сама не видишь?
- Хочу, чтобы ты сказал.

Мало ли кто что хочет. И особенно девчонка. Но объяснить ведь как-то тоже надо, иначе обидится, придумает себе что-то, поймет не так. Только словами объяснить не выходит даже в голове. Ощущения странные, но хочется, чтобы все это было не просто так. Это ведь точно не просто так.
А касаться приятно... И кажется, пока получается объяснить и без слов.

- Знала бы ты, что вижу в отражении зеркала я.
- Так не смотри в зеркало, смотри в мои глаза.


Изнанка. Холодная, опасная и совершенно неприветливая. Ральф, живой и невредимый, только вот совершенно не помнящий о том, кто он такой. Совершенная растерянность, никто не знает, что делать, как все исправлять.
Заледеневший вместе с сердцем Принца лес, огонек костра посреди сугробов, который огненные души взялись разжечь ярче.
Зима, которая никак не желает уходить. И жертвы состайников. Они вернулись. Вот только не всем, кто пошел в эту ночь на другую сторону, повезло так же.

Вернувшись обратно в Дом, Лорд посылает к черту свое отражение. А потом Горбач помогает, за минуту отрезая здоровенную часть его шевелюры. Проводя ладонью по кое-как, но все ж довольно ровно отстриженным волосам, Лорд удивляется, ощущение очень непривычное. Но остается доволен.

Возвращаются остальные, раненные, но уже даже не требуется лишних слов, помогут всем. Всех спасут. Только вот Табаки так и нигде нет. На пару минут Дом превращается в жужжащий улей, пока Лорд, следом за Рыжей не обнаруживает его и Крысу в коридоре на первом этаже, без сознания. Четверка вновь замирает в нервном ожидании у Могильника, и только Сфинкс остается спокойным. Это поразительно и необычно, ему просто плевать. Все его эмоции остались на другой стороне. Но вожак конечно же собрался за ними вернуться. Препятствовать никто не станет. Мудрый кот должен чувствовать.

Уже после того, как все закончилось. Табаки узнает, почему он ничего не помнил на той стороне. И вся Четверка высыпает на улицу, криками подбадривая их со Слепым, кто-то скандирует, желая зрелищ. А потом все дружно отряхивают Слепого от снега, который забился ему под свитер.

Дестрояк, каждый растаскивает себе на память то, что успевает урвать. Рисунки, цацки, Нанетта в маленькой клетке, Слепец в рюкзаке. Тепло и благодарность к стае, самой настоящей и родной.

Это конечно не все моменты, множество иных мелочей сделали Дом таким, каким нужно. А какие-то моменты останутся только в стае, и мы еще вспомним их между собой и дружно поржем.
Спасибо вам, ребят, каждому. Дом - это сложно. Но с вами я хотел бы поиграть еще. И сыграть Лорда чуть лучше.
До встречи на новом круге.

@темы: осколки личности, любовь идет по проводам, игры, в которые играют люди, гении и злодеи